Прибалтика так и не стала мостом между Западом и Востоком
estflag

Прибалтика так и не стала мостом между Западом и Востоком

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

alt

«Транснефть», экспортирующая 9 млн т нефтепродуктов через порты Прибалтики, к 2018 году перебросит этот объем на российские порты, заявил глава компании Николай Токарев на встрече с Владимиром Путиным. Это добавит российским портам до $36 млн выручки
«Транснефть» к 2018 году прекратит экспорт нефтепродуктов через порты Прибалтики, загрузив российские мощности на Балтике. Об этом сообщил глава компании Николай Токарев в понедельник на встрече с президентом Владимиром Путиным.

«Из строительства, которое мы ведем в области нефтепродуктопроводов: в соответствии с поручением правительства мы переориентируем грузопотоки с прибалтийских портов Вентспилса и Риги на наши балтийские порты — это Усть-Луга и Приморск, а также на Новороссийск», — заявил Токарев (цитата по сайту kremlin.ru).

Приморский торговый порт и Новороссийский морской торговый порт входят в группу НМТП, подконтрольную «Транснефти» и «Сумме» Зиявудина Магомедова. ​Усть-Луга насчитывает более десяти терминалов, терминал по перевалке нефтепродуктов «Усть-Луга Ойл» до введения санкций принадлежал компании Gunvor, но летом 2015 года был продан миллиардеру Андрею Бокареву.

По словам Токарева, в 2015 году через порты Прибалтики переваливалось порядка 9 млн т нефтепродуктов, а в 2016 году ожидается экспорт лишь 5 млн т. К 2018 году этот объем снизится до нуля за счет загрузки мощностей в российских портах, добавил он.

По данным Ассоциации морских торговых портов, в 2015 году перевалка нефтепродуктов через российские порты составила 146 млн т (рост на 3,7% к 2014 году). То есть прибалтийские объемы увеличат общую перевалку на 6%.

«Заводы позволяют нам загрузить нефтепродуктопроводную магистраль до 32 млн т, и часть мощностей, которые не востребованы под нефть, мы переориентируем под нефтепродукты, — сказал глава «Транснефти». — Это произойдет в направлении Приморска — до 25 млн т дизельного топлива будем поставлять, и в направлении Новороссийска с Волгоградского завода (принадлежит ЛУКОЙЛу. — РБК) [и] группой НПЗ Краснодарского края (Туапсинский НПЗ «Роснефти», Афипский НПЗ Владимира Когана и др. — РБК)».

«Транснефть» предложила переориентировать экспорт нефтепродуктов из портов Прибалтики в сторону российских портов еще в конце 2014 года. Как писали «Ведомости» со ссылкой на совещание в Минэнерго, «Транснефть» предложила перенаправить объемы топлива из портов Латвии (Вентспилс, Рига) в сторону российских портов — Усть-Луга, Приморск, Новороссийск и порт в Санкт-Петербурге. Раньше было одно окно в Европу — нефтепровод «Дружба», и альтернативы не было, рассказывал тогда представитель «Транснефти». Затем нефтяные потоки были перенаправлены в порты Усть-Луга и Приморск. То же самое сейчас происходит с нефтепродуктами, указывал он.

Главный редактор информационно-аналитического агентства Portnews Виталий Чернов считает, что основной объем грузов нефтепродуктов, которые перебросят из Прибалтики, придется на Приморск, который к 2018 году планирует увеличить перевалку с 15 млн до 25 млн т нефтепродуктов, а также Новороссийск. Чернов считает, что российские порты справятся с этим объемом грузов: «Транснефть» как раз реализует два инвестпроекта «Север» и «Юг», связанных с увеличением мощностей по прокачке нефтепродуктов на порты Приморск и Новороссийск.

Если Россия перебросит 4 млн т нефтепродуктов в свои порты в 2016 году, то ежегодная выгода составит около $16 млн, замечает Чернов. К 2018 году, когда через российские порты должны экспортироваться все 9 млн т, которые до последнего времени переваливались через Прибалтику, дополнительные доходы составят $33 млн, добавляет генеральный директор «INFOLine-Аналитика» Михаил Бурмистров. Перевалка нефтепродуктов в Новороссийске обходится в $3 на тонну, а в Приморске — $4 на тонну, следует из презентации компании. Таким образом, перевалка 9 млн т может добавить портам $27–36 млн ежегодной выручки. Выручка НМТП за первое полугодие 2016 года составила $442 млн, из них от перевалки нефтепродуктов (16,4 млн т) — $75,14 млн.

Токарев также доложил Путину, что в 2016 году компания планирует увеличить транспортировку нефти по магистральным нефтепроводам — на 1,5 млн т, до 482 млн т. Из них на экспорт пойдет 238 млн т, на внутреннюю переработку — 244 млн т, добавил он.

Представители двух крупнейший российских нефтяных компаний — «Роснефти» и ЛУКОЙЛа — не ответили на запросы РБК. 

Баранчик Ю. предложил на сайте ИА Регнум свою версию анализа проблемы

 

"Анализ российско-западного противостояния в очередной раз подтверждает старую истину — пока солидные высокие договаривающиеся стороны занимаются серьезными терками, вокруг носится масса шестерок, которые своими повизгиваниями пытаются обратить на себя свое внимание. Притом, что характерно, как говаривал легендарный хоккейный голкипер горьковского «Торпедо» Виктор Коноваленко после турне команды по Канаде, «чем мельче шавка, тем больше крика».

Так и наши дорогие прибалтийские страны — политического веса никакого, но шума очень много. Особенно в последние годы. Санкции против России стали тем спусковым крючком, после которого прибалтийские русофобские режимы как с цепи сорвались. В ход пошла самая крупная аргументационная артиллерия — мол, Россия хочет военным образом оккупировать эти страны. Все это было бы смешно, так как российские войска пройдут всю Прибалтику до моря и не заметят даже никакого сопротивления, даже с теми подразделениями НАТО, которые там будут размещены в следующем году. Однако именно этот громкий шум позволяет более крупным «партнерам» России использовать этот абсолютно искусственный повод для выстраивания своей антироссийской игры.

Таким образом, нынешние элиты прибалтийских стран не делают никаких уроков из самого ближайшего прошлого. Напомню, что именно из-за антироссийской истерии, из-за русофобских настроений, из-за унижений русского населения стран Прибалтики, Россия с конца 1990-х начала процесс приведения наших прибалтийских «партнеров» в чувство, когда начала ломать их монополию на экспорт российских энергоресурсов и товаров на Запад. Как отмечает Михаил Демурин, ситуация в этой области на начало 1990-х годов была следующей. Четыре российских порта на Балтике — Калининград, Санкт-Петербург, Выборг и Высоцк — могли пропустить только четверть из того объёма экспортных грузов, который шёл в этом направлении. Общий дефицит портовых мощностей на Балтике составлял для России порядка 100 млн тонн, а прибалты зарабатывали на обслуживании российских транзитных грузов до 1 млрд американских долларов в год.

«Особенно сильно транзитная монополия прибалтов ощущалась в транзите нефти, причем главенствующее положение здесь занимала Латвия, поскольку именно в латвийский порт Вентспилс был ещё в советское время проложен единственный в этом регионе трубопровод. В общей сложности через латвийские порты в тот период транспортировалось более 30 млн тонн нефти и нефтепродуктов ежегодно, и латыши твёрдо рассчитывали этот объём как минимум удвоить». То есть, запомним — на начало 1990-х прибалты переваливали более 30 млн тонн нефти и нефтепродуктов из России в год. А доходы той же Латвии от загрузки Вентспилса российской нефтью составляли около 10% от бюджета.

В 1990-е годы прибалты много сделали антироссийских жестов, но ключевым для сворачивания российского нефтетранзита, по мнению Михаила Демурина, стало то, что в 1999 году Латвия, Литва и Эстония в числе первых присоединились к нефтяному эмбарго ЕС в отношении Югославии, установленному в нарушение Устава ООН. «Тем самым нам было показано, что впредь в критических ситуациях конечные пункты российского нефтеэкспорта через их территории будет выбирать ЕС, вернее — США, а не сама Россия».

Именно после этого Россия приступила к строительству Балтийской трубопроводной системы (хотя решение о ее строительстве было принято в 1997 году), с помощью которой Россия должна была не только уменьшить свою политическую зависимость от лимитрофов в плане нефтетранзита, но и существенно уменьшить экономическую подпитку воинствующих прибалтийских русофобов. 31 марта 2000 года в основание этой стройки в ныне успешно действующем нефтеналивном порту Приморск был заложен памятный камень, а в декабре 2001 года в новом российском порту на Балтике был загружен первый танкер.

Первая очередь БТС предусматривала перевалку всего 12 млн тонн нефти. Однако благодаря продолжающимся русофобским чудачествам прибалтов, объем перевалки нефти и нефтепродуктов в нем к 2006 году составил уже 74 млн. тонн, которые ушли из портов Прибалтики. В этом же году Россия прекратила отгружать нефть через литовский порт Бутинге. В 2009 году пришел черед Одессы попрощаться с транзитом российской нефти.

Была еще история в начале 2000-х с Вентспилским нефтеналивным портом и Мажейкяйским НПЗ, которые прибалты также отказались продавать России, но в результате остались с дыркой от «золотого» бублика. Труба сломалась, и Россия не пожелала ее восстанавливать. В результате вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев сказал в интервью одному из прибалтийских изданий памятную фразу «вяжите носки, производите трикотаж и не бейтесь за транзит». В результате стоимость контрольного пакета акций Ventspils Nafta — основного оператора Вентспилского порта снизилась с 200 млн. долларов, которые хотел Айварс Лембергс, до 1 доллара. Это был 2003 год.

Тем не менее, несмотря на политическое понимание необходимости отказа от прибалтийского транзита нефти и нефтепродуктов, в 2007 году, согласно данным министра транспорта России Игоря Левитина, Россия еще переваливала через порты Прибалтики около 80% нефтепродуктов. В результате на заседании морской коллегии в Санкт-Петербурге в июле 2008 года было принято решение о том, что Россия должна полностью избавиться от зависимости от прибалтийских лимитрофов в плане транзита нефти и нефтепродуктов к 2015 году.

Тем не менее власти Прибалтики продолжали думать, что все это шутки. Так, 8 января 2010 года журнал Kapitals опубликовал интервью вице-мэра Риги Айнарса Шлесерса, являвшегося также одним из лидеров партии ЛПП/ЛЦ. «До кризиса, когда цена на нефть была очень высокой, российская сторона четко определила, что будет развивать инфраструктуру своих портов и постарается обеспечить всё сама. Сейчас они понимают, что это утопия. Невозможно все это реализовать — построить подъездные пути, железную дорогу и все необходимое. Поэтому мощность латвийских портов на 60 млн. тонн с дополнительной мощностью до 80−100 млн тонн является привлекательной», — сказал Айнарс Шлесерс.

Как оказалось, это было большой и серьезной ошибкой. В 2014 году в связи с присоединением прибалтов к введенным ЕС мерам экономического давления на нашу страну «Транснефть» и крупнейшие российские нефтяные компании решили окончательно перенаправить российскую нефть и нефтепродукты из портов Латвии, Литвы и Эстонии в отечественные порты.

Последовательная политика руководства России по защите национально-государственных интересов в области экономики и развития собственной портовой инфраструктуры на Балтике привела к тому, что в строй вступали все новые и новые мощности, в результате чего в 2015 году Россия переваливала через порты Прибалтики только 9 млн тонн нефтепродуктов. И вот как стало известно 12 сентября во время встречи главы «Транснефти» Николая Токарева с Владимиром Путиным, оставшийся в портах Прибалтики объем в 9 млн тонн нефтепродуктов, к 1 января 2018 года будет полностью переброшен на российские порты.

Таким образом, экспорт, все еще частично идущий через Вентспилс и Ригу, будет переброшен на Усть-Лугу и Приморск, а также на Новороссийск. По словам главы «Транснефти», российские заводы позволяют загрузить нефтемагистраль до объема в 32 миллиона тонн. «Часть мощностей, которые не востребованы под нефть, мы переориентируем под продукты. Это произойдет в направлении Приморска — до 25 миллионов тонн дизельного топлива будем поставлять, и в направлении Новороссийска с Волгоградского НПЗ, группы НПЗ Краснодарского края», — добавил Николай Токарев.

Стоит отметить, что Россия постепенно перекрывает сотрудничество не только с русофобскими властями постсоветских республик Прибалтики, но и с их украинскими «коллегами». Так, помимо реализации проекта «Северный поток 2», который лишит Киев статуса транзитёра газа, в Москве запретили поставлять через Украину нефтепродукты. Естественно, вслед за нефтепродуктами, по мере готовности российской портовой инфраструктуры, из прибалтийских портов уйдет и россумел усилить свои обороты более чем до 127 млн тонн. Балтийский порт Усть-Луга за два года превратился во второй после Новороссийска, нарастив грузооборот с 63 почти до 90 млн тонн. Когда только начинали строить порт Усть-Луги, заявлялось, что он будет переваливать до 170−180 млн тонн грузов в год. Такой скачок сможет дать только перенаправление транзитных потоков из Прибалтики в Ленинградскую область.

Убытки Прибалтики от реализации планов России будут настолько же колоссальными, как и российские прибыли. Только от прекращения транзита российского угля через Рижский порт убытки латвийской экономики составят 130−140 млн евро в год. При этом уголь в общем объеме перевалки грузов через порт занимает далеко не самую большую долю. Поэтому общие потери могут исчисляться миллиардами евро».

Как отмечает Александр Носович, могла ли Россия учесть интересы прибалтийских стран и не лишать их полностью одного из важнейших источников получения дохода, который мог бы поддержать на плаву экономики Литвы, Латвии и Эстонии в критическую минуту очередного дефолта? Могла, если бы прибалтийские страны, их руководство само учитывало свои государственные интересы. Эти интересы предполагают если не союзнические отношения с Россией, то хотя бы политику добрососедства. При наличии на Балтике хороших соседей Россия могла бы инвестировать в сохранение с ними добрососедских отношений, не отказываясь полностью от транзита своих грузов через Таллин, Вентспилс или Клайпеду.

«Но чего между Россией и Прибалтикой точно нет, так это добрососедских отношений. «Чёрные списки» есть, депортации спецслужбами российских и даже европейских пророссийских экспертов тоже есть, требования вводить против России всё новые и новые санкции есть, есть обвинения России в нарушении Прибалтикой прав человека, в героизации нацистских преступников, в исполнении на международной арене роли антироссийских провокаторов. Всё это есть. А добрососедских отношений нет».

Таким образом, очевидно, что происходящее только начало не очень большого пути по приведению наших прибалтийских «партнеров» в чувство. За нефтепродуктами из прибалтийских портов стал уходить и металлопрокат. В течение 1990-х годов металлургические гиганты, прельстившись наличием модернизированных перевалочных мощностей и более дешевыми, чем в России, тарифами, облюбовали для перегрузки своей продукции прибалтийские порты. На конец десятилетия там перегружалось порядка половины экспортируемого металлопроката. Наблюдая за утекающими из страны грузами, государство решилось на закручивание гаек — в течение 2000 года Министерство путей и сообщения неоднократно повышало стоимость перевозок металла по железной дороге, по сути, отрезав металлургический комплекс от зарубежных портов.

«Как следствие, из Клайпеды, Риги и Вентспилса металлопродукция переместилась в Петербург. Протекционистская мера благотворно сказалась на Большом порту «Санкт-Петербург», где бросили якорь НЛМК Владимира Лисина, «Русал» Олега Дерипаски и «Северсталь» Алексея Мордашова. Вернувшись домой, металлурги с энтузиазмом принялись осваиваться в родных пенатах. В 2004 году структуры Владимира Лисина купили контрольный пакет акций ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» у офшора Nasdor, подконтрольного депутату Государственной думы Виталию Южилину, а затем приобрели на аукционе госпакет предприятия в 48,8% акций. Примеру Лисина последовал и другой стальной магнат — владелец «Северстали» Алексей Мордашов, который несколькими годами позже обзавелся в порту терминалом «Нева-Металл», приобретя его у Национальной контейнерной компании того же Южилина. Состоявшиеся сделки позволили порту надолго закрепить за собой металлургические грузы и до сих пор сохранять лидирующие позиции в регионе».

Пока проблемой остаются минеральные удобрения, лес и накатные грузы. Тем не менее и здесь ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Как отмечал в апреле 2016 года постоянный автор ИА REGNUM Александр Запольскис в статье «Моськи догавкались: Россия перестает кормить русофобские режимы Прибалтики», постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов, мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось — построено.

«Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысячи придется сокращать на железной дороге, из которых как минимум 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах. Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики».

Соответственно, картина для экономик стран русофобствующей Прибалтики к 2020 году складывается весьма нерадостная. Россия их максимально отрежет от своего транзита, который в 1990-х давал им порядка 10% бюджета, а кроме этого, что гораздо важнее — занятость трудовых ресурсов в экономике. В том же 2020−2021 годах закончится большинство программ развития из бюджета ЕС, которые шли на поддержку экономик стран Прибалтики. Возможно, с учетом выхода Британии из ЕС, эти суммы начнут сокращаться и ранее. Так, в связи с Брекситом уже проблемой для Прибалтики является поступление из бюджета ЕС 3 млрд евро в 2017 году.

В этих условиях, видя неминуемый конец антироссийской политики, элиты стран Прибалтики используют с целью создания атмосферы доверия к проводимой ими политики и для отвлечения собственного населения от реальных проблем этих государств последний оставшийся в их распоряжении аргумент — миф о российской военной угрозе. Потому что, если только этот миф развеять, то окажется, что сползание экономик стран Прибалтики в пропасть вызвано не Россией, а совсем наоборот — антироссийской и русофобской политикой элит, за что, естественно, они должны нести ответственность не только перед русским населением этих стран, но и перед своим собственным.

Демографические тенденции таковы, что к 2040−2050 годам нынешнее население Прибалтики сократится в два раза, и они чисто физически будут не в состоянии обеспечивать функционирование имеющейся хозяйственной и промышленно-торговой инфраструктуры на территории этих стран, оставшейся им в наследство от великого Советского Союза. Кроме того, сокращение населения в два раза приведет и к сокращению экономик, в результате чего эти государства войдут в категорию «несостоявшихся» и тотально дотационных.

Кто их будет финансировать? И надо ли будет в этой ситуации вводить кому-либо туда войска, если эти территории и так будут готовы сдаться любому, кто возьмет на себя труд их финансировать? Поэтому расплата для русофобствующих режимов Прибалтики будет горькой. Многие деятели из нынешней элиты этих стран увидят это еще при своей жизни. Жаль, что в краю том чудесном, уж не жить ни мне ни тебе!

 

Добавьтe Ваш комментарий

Ваше имя (псевдоним):
Заголовок:
Комментарий:

Анти-спам: выполните задание

Помощь проекту