Аналитика
estflag

Аналитика

Алексей Вязовский: Судьба ливийских резервов – предупреждение для России

11.07.2011 12:29

Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 

По информации РБК-daily Libyan Investment Authority распределил значительную долю своих средств среди целого ряда западных банков и инвестфондов. Ливийские деньги проходили через счета Societe Generale, HSBC Holdings, Carlyle Group, Morgan Chase & Co, Och-Ziff Capital Management Group и Lehman Brothers Holdings. В общем частями суверенного фонда управляли институты, почти все хорошо знакомые нам по кризису 2008-го года.

Глядя на выплывшие сегодня на свет результаты их управления, невольно задаешься двумя вопросами:

Первый: а есть ли на самом деле те $37 млрд. валютных резервов Ливии, которые якобы заморожены за «нарушения прав человека» американцами и их союзниками? Или они повторили судьбу тех ливийских $1,3 млрд, и от них остались только липовые выписки по счетам, а деньги давно уже исчезли в пучине кризиса?

Как вы думаете, стоит ли начало очередной «маленькой победоносной войны» того, чтобы скрыть изъятие $37 млрд. ЗВР? А ведь в будущем еще можно будет прокредитовать восстановление Ливии от разрухи из этих млрд. в залог нефтяных поставок!

И второй вопрос: а чем, собственно, суверенный фонд Libyan Investment Authority отличается от ничуть не менее суверенного российского «Фонда национального благосостояния РФ» (около 2.7 трлн. рублей)? Или от Резервного фонда? Относительно Резервного фонда сайт Минфина нам нежно сообщает, что «Остаток на счете (долларов) 11 076 524 377,83». Вы уверены, что эти доллары реально существуют? И не Goldman Sachs ли управляет этими двумя фондами в «интересах» Правительства России и его народа??

И вообще, не приходит ли представителям российской власти (конкретнее, Кудрину и Игнатьеву) в голову, что однажды все авуары России за рубежом на полтриллиона долларов тоже возьмут и заморозят? И что ими не заткнут дыры в балансах инвестбанков при очередном витке кризиса? Разумеется, это все риторические вопросы. Почему риторические?

Просто в заключение процитируем газету «Коммерсант» от 9.03.11: «…The Financial Times со ссылкой на свои источники обнародовала список крупных инвесткомпаний, которым правительство РФ сделало предложение об участии в проекте создания совместного фонда инвестиций … объемом $10 млрд. По этим данным развитием проекта предлагается заняться Goldman Sachs, предложения об участии переданы Apollo Management, Blackstone, Carlyle...». Знакомые все лица, не правда ли?

ФГ «Калита-Финанс»

 

Каждый восьмой россиянин имеет доход ниже черты бедности.

02.07.2011 22:32

Рейтинг пользователей: / 6
ХудшийЛучший 

Антикризисные меры правительства и последовавшее восстановление экономики не переломили ситуацию с бедностью - число нищих за прошлый год практически не снизилось.

Доходы ниже прожиточного минимума в 2010 году имели 13,1% россиян, или 18,5 млн человек, сообщила Федеральная служба государственной статистики (Росстат).

По сравнению с 2009 годом уровень бедности в 2010 году снизился лишь на 0,1 процентный пункт (п.п.).

Тем не менее, это рекордно низкий показатель за все время с 1992 года (в 1992 году был зафиксирован максимальный показатель уровня бедности в 33,5%). До этого минимальный показатель уровня бедности был зафиксирован в 2009 году (по уточненной оценке 13,2% вместо 13,1% по предварительным данным), в 2007 году - 13,3%, в 2008 - 13,4%, в 2006 - 15,2%, в 2005 - 17,7%.

Таким образом, за последние 3 года уровень бедности в стране снизился лишь на 0,2 процентного пункта.

Данные Росстата оказались значительно хуже прогноза Минэкономразвития, которое ожидало снижение уровня бедности в 2010 году до 12,5%. В 2011 году Минэкономразвития прогнозировало уровень бедности на уровне 12,2%, в 2012 году - 11,7%, в 2013 году - 11,3%, но, очевидно, пересмотрит свои оценки в сторону повышения после публикации данных за 2010 год.

Прожиточный минимум в РФ, согласно расчетам Росстата, в четвертом квартале 2010 года составил 5902 рубля на одного человека в месяц (против 5144 рублей в четвертом квартале 2009 года), в том числе для трудоспособного населения - 6367 рублей (5562 рубля), для пенсионеров - 4683 рубля (4091 рубль), для детей - 5709 рубля (4922 рубля).

Из этой суммы стоимость потребительской корзины в четвертом квартале 2010 года в среднем составляла 5502 рубля на человека в месяц, расходы по обязательным платежам и сборам составили в общей сумме прожиточного минимума 400 рублей на человека в месяц.

В целом по России среднедушевые денежные доходы населения в четвертом квартале 2010 года составили 21 тыс. 917 рублей в месяц, что составляет 371% от величины прожиточного минимума. Среднемесячная заработная плата в четвертом квартале составила 23 тыс. 491 рубль (369% к прожиточному минимуму для трудоспособного населения). Средний размер пенсий в четвертом квартале составил 8 тыс. 166 рублей (174% к величине прожиточного минимума для пенсионеров).

FINMARKET.RU
 

Мстислав Русаков: ВИКТИМИЗАЦИЯ

01.07.2011 16:58

Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Rusakov37717934  Мстислав Русаков

Фактические обстоятельства дела


Начальник цеха эстонского филиала шведской фирмы Ericsson (бывший Элкотек) отличался тоталитарным стилем руководства и не стеснялся в выражениях в общении с женщинами, пытаясь таким образом их всячески унизить, не оставляя без внимания ни их внешние, в т. ч. половые, признаки, ни внутренние свойства, ни семейное положение. Каждая особенность той или иной работницы находила подходящее определение если и не бранного, то, по крайней мере, обидного или унизительно свойства. Используя установленный на производстве режим ограниченного использования личных предметов в рабочей зоне, он не брезговал и порыться в личных вещах женщин, комментируя соответствующим образом «находки». Помимо этого начальник цеха чрезмерно следил за тем, чтобы никто из работниц не отлынивал от работы. Для этого он завёл себе правило стоять возле женского туалета с секундомером и следить, сколько будет потрачено рабочего времени на оправление нерабочих потребностей. Если кто-то не укладывался в норматив, то он во всеуслышание говорил всё, что он думает об этой работнице.

Работницы цеха не могли больше этого терпеть и составили жалобу начальнику производства, в котором сообщалось о половом притеснении (sexual harassment) со стороны начальника цеха. Начальник производства был прислан на предприятие из головной шведской фирмы. Отсюда у работниц была иллюзия, что он как западный человек, будет глубоко возмущен поведением начальника цеха и восстановит справедливость. Работницы боялись ставить свои подписи под петицией, потому что понимали, что за это их вполне могут уволить, и они останутся со своими семьями без средств существования во время кризиса. Поэтому жалоба была подписана «трудовой коллектив цеха…».

Жалоба была передана работнице предприятия Ольге З., которая являлась членом правления профсоюза. Она же, в свою очередь, передала её другому члену правления профсоюза инженеру Эдуарду Б. - для редактуры и дальнейшей передачи непосредственно начальнику производства, что и было сделано.

Руководство предприятия признало жалобу работниц анонимкой и начало искать автора. В результате «расследования» автором была признана Ольга З. На этом основании её трудовой договор был прекращён в связи с нарушением трудовых обязанностей и утраты доверия работодателя.

Более того, через некоторое время был уволен и Эдуард Б. и с той же формулировкой, уже как «соучастник».

Юридический анализ ситуации

В жалобе сообщалось, что начальник цеха притесняет работниц на основании их женского пола. В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 3 Закона о гендерном равноправии притеснения по половому признаку имеют место в случаях, когда допускаются связанные с полом нежелательные поведение или действия, целью или фактическим содержанием которых является унижение человеческого достоинства лица и создание нервной, угрожающей, враждебной, пренебрежительной, унизительной или оскорбительной атмосферы.

Часть 1 статьи 5 Закона о гендерном равноправии устанавливает, что прямая и косвенная дискриминация по признаку пола, включая дачу распоряжений о дискриминации, запрещается.

Исходя из этого, представителю работодателя была представлена жалоба о дискриминации, в которой сообщалось, что начальник цеха предположительно нарушает пункт 6 части 1 статьи 3 Закона о гендерном равноправии.

В соответствии с частью 1-1 статьи 5 Закона о гендерном равноправии дискриминацией считается также применение к лицу недоброжелательного обращения, причинение ему негативных последствий ввиду того, что лицо ссылалось на права и обязанности, установленные настоящим Законом, или оказывало поддержку другому лицу при защите его прав, установленных настоящим Законом.

В настоящем деле была представлена жалоба о дискриминации, которая опиралась на права и обязанности, установленные Законом о гендерном равноправии. Это привело к негативным для последствиям – увольнению.

Исходя из Закона о гендерном равноправии, у работника есть абсолютное право представлять жалобу о дискриминации. И даже если жалоба окажется ошибочной, у работодателя нет права наказывать работника за это и прекращать трудовой договор в связи с нарушением рабочих обязанностей и утратой доверия работника. Таким образом, представление жалобы о дискриминации не может быть нарушением рабочих обязанностей, и работодатель не должен из-за этого терять доверие к работнику.

Процесс

Ольгой З. и Эдуардом Б. были поданы иски в суд, в которых требовалось признать отказ от договора ничтожным, так как он был сделан с нарушением Закона о гендерном равноправии. Иски были приняты в производство.

Работодатель в своём ответе на иск обвинил как Ольгу З., так и Эдуард Б. в распространении «гнусной клеветы» на «кристально честного» и «чуткого человека». Причём, несмотря на «абсурдность» обвинения начальника цеха в дискриминации, администрация всё же опросила работниц цеха, которые также подтвердили его «кристальность» и «чуткость». Тем не менее, по утверждению ответчика жалоба посеяла рознь в коллективе и снизила производительность труда и теперь из-за неё фирма чуть ли не на грани краха. Разумеется, руководство не могло с этим мириться и было вынуждено уволить клеветников.

Здесь забавным выглядит то, что если Ольга З., по крайней мере, пыталась собрать подписи с работниц, что можно считать «распространением», то Эдуард Б. распространил «клевету», передав жалобу одному-единственному начальнику производства. И, тем не менее, он тоже оказался в числе распространителей и «сеятелей вражды». Работодателя ничуть не смутило то, что в данном случае вражда была посеяна исключительно в шведскоподданом.

продолжение следует…
Tags
 

Лайне Рандъярв:"Кто знает меру, тот не ведает разочарований".

01.07.2011 16:32

Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

Об акциях в Фейсбуке.

Прочитала на новостных порталах о последней дискуссии на тему, на каком языке эстонцы должны говорить с русскими. Несомненно, в обеих объявленных акциях есть своя истина и положительные моменты, и я нисколько не оспариваю важность изучения и в то же время сохранения эстонского языка.

Но больше всего во всех этих начинаниях меня порадовало желание говорить с русскими жителями Эстонии. На каком языке говорить – это уже, я считаю, дело  если не десятое, то уж точно не первостепенное. Именно дефицит коммуникаций между нашими двумя общинами и есть главное препятствие на пути к преодолению противоречий и недопониманий. Ведь чего греха таить, основной поток информации о том, что думают, чувствуют, хотят и добиваются как русские, так и эстонцы, - жители нашей страны получают посредством новостных порталов, телевидения и радио. И информация эта, как правило, отражает либо официальную точку зрения, либо чье-то субъективное мнение, либо – что самое страшное – служит политическим интересам той или иной группы людей. Получается, что представления о соседях по лестничной клетке  или по даче формируются в нас во многом при помощи СМИ. Я всегда стояла и буду стоять за то, что важен не язык общения, важно понимание. Все зависит от ситуации, от аудитории, от собеседника. Мне приходилось присутствовать на собраниях, где абсолютно русскоязычной аудитории пытались донести важную и полезную информацию на эстонском языке. Докладчика понимало от силы трое человек, еще трое усиленно делали вид, что все понимают, остальные же сидели, сконфуженно опустив глаза – этим интеллигентным  людям старшего поколения было неловко в первую очередь за ту нелепую ситуацию, в которую был поставлен докладчик – тоже интеллигентный человек – организаторами всего мероприятия. Стоит ли говорить, что КПД таких собраний равен не просто нулю, но скорее уходит в глубокий минус, а информативная сторона вызывает отторжение и неприятие у тех, для кого они предназначаются. Или часто встречается другая крайность, когда покупатель в магазине обращается по-эстонски, а продавец, заслышав легкий акцент, тут же из самых лучших побуждений переводит общение на русский язык, чтобы угодить клиенту не понимая, что тем самым как бы психологически отгораживается от попытки человека приобщиться к той языковой культуре, к которой призывают приобщаться наших русскоязычных жителей каждый божий день. И именно из таких крайностей вырастает проблема дискоммуникации, хотя в обоих случаях, казалось бы,  инициаторами диалога движут самые добрые намерения: с одной стороны, приобщить к эстонскому языку, с другой - показать собеседнику свою абсолютную заинтересованность в общении. На своем примере я очень хорошо представляю, как порою трудно определиться с языком публичного выступления, беседы - особенно когда попадаю на мероприятия таких национально-культурных обществ или общин, где публика смешанная и зачастую ждет, чтобы представитель Парламента использовал при общении именно эстонский язык.  Чтобы почувствовать себя частью Эстонской Республики. И это бесспорно  вызывает уважение. Но в то же время, мне никогда не придет в голову упрямо использовать эстонский язык при общении с уважаемыми мною  людьми, нашими согражданами, которые по какой-то причине им не владеют. Цель любого диалога - обменяться информацией, а не показать свою позицию по отношению к родному языку собеседника.

Вспоминается древняя китайская мудрость: "Кто знает меру, тот не ведает разочарований". Чувство меры - вот что должно здесь  являться определяющим понятием.  Чувство меры - это то, чего, к сожалению,  не хватает многим нашим политикам и общественным деятелям. Гораздо более действенная вещь - это  непосредственное каждодневное общение между носителями разных культур, общение на том языке, который понятен всем участникам диалога. Думаю, если мы все - вне зависимости от нашего родного языка - будем стараться относиться к языковым вопросам более разумно, конструктивно и осмысленно, то сможем избежать очень многих пустых обид, недопониманий и разочарований друг в друге.

Лайне Рандъярв. Первый вице-спикер Рийгикогу

 

 

Модест Колеров: Татарстан создаёт этническую фронду против России

25.06.2011 05:47

Рейтинг пользователей: / 7
ХудшийЛучший 
Главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров. Коллаж: ИА REGNUMГлавный редактор ИА REGNUM Модест Колеров. Коллаж: ИА REGNUM

Задолго до начала общепринятых предвыборных рекогносцировок - в канун сезона отпусков и парламентских каникул - руководство Татарстана решило громко заявить о себе в качестве лидера этнической региональной фронды, с которой будет необходимо считаться в ближайшем будущем. Но сделал это уже не "политический тяжеловес" Минтимер Шаймиев, больше года назад отправленный на покой в ранге "неприкасаемого госсоветника", а новый президент Татарстана Рустам Минниханов, которому при его назначении политологи и аналитики отводили роль всего лишь "крепкого хозяйственника".

17 июня, в завершение Международного экономического форума в Санкт-Петербурге, Минниханов дал интервью главному редактору радио "Эхо Москвы" (совершенно случайно оказавшемуся поблизости, как случайно в программу визита Хиллари Клинтон в Россию вошла и Казань) Алексею Венедиктову. В краткой беседе выяснились несколько тезисов, которые татарская элита, вероятно, хотела бы предъявить федеральным игрокам в качестве непременного условия в будущей предвыборной работе.

Первое: досадные промахи с проникновением в республику исламского фундаментализма, которые были допущены прежним руководством Шаймиева и привели к полномасштабным военным операциям против боевиков, не могут быть поставлены в вину местной власти и считаться определяющими в отношениях с регионом. Теперь руководство Татарстана (после прошлогодних боев в Нурлатском районе Татарии) предпринимает все меры, чтобы не допустить подобных "случайностей".

Второе: изучение русского языка как родного в республике, которое было фактически отменено в начале правления Минтимера Шаймиева еще 20 лет назад, в принципе, возможно, но это предмет дальнейших переговоров. Принудительное обучение татарскому языку останется, поскольку это вопрос принципа и формирования "уважительного отношения к татарам" на всем российском пространстве.

Третье: от притязаний на символы государственности, оставшиеся со времен ельцинского полуконфедеративного "суверенитета", в частности, названия "президент", Рустам Минниханов отказываться не хочет, и готов подчиниться ясно выраженным федеральным требованиям лишь спустя некоторое время, а именно - в такой срок, чтобы не оказаться "государственным преступником".

Четвертое (и, возможно, самое главное) - Татарстан готов взять на себя роль лидера и главного защитника региональных этнических националистов в Поволжье, в частности, чувашских, поскольку чуваши - "третья по численности нация в России", поэтому они "должны учить свой язык, и у них есть своя религия".

Пятый и шестой пункты - о достижениях Татарстана в области IT-технологий и нефтепереработки были озвучены крайне скупо, и, судя по тексту интервью, не являлись главным предметом беседы.

Эти нецентральные вопросы интервью татарстанского лидера, однако, прямо говорят о том, что все претензии на региональное лидерство и суверенитет - делаются за счёт всей России, ибо как субъект федерации Татарстан - бюджетный банкрот, при нынешних нравах - безвылазный и бесперспективный. Собственно, с них-то, последних вопросов, и следовало бы начать серьезный разговор о ситуации в республике, так как громкие заявления о победах выглядят очень неубедительно на фоне крайне скромных реальных результатов в экономике, и крайне нескромных результатов федеральных заимствований (размер госдолга Татарстана, по данным Минфина России, на май составляет 73 млрд 586 млн рублей, а доходы бюджета Татарстана в 2010 году на 57% состояли из федеральных поступлений). О бурном развитии IT-технологий и успешно работающем "Электронном правительстве" можно рассказывать на протокольных комиссиях по модернизации и главам из других регионов, но не специалистам, понимающим, что все эти татарстанские "бренды" являются пока, по большей части, пиар-продуктом и денег не приносят.

Главной же темой, ради чего затевалось несомненно случайное интервью, было, как можно убедиться, совсем другое: "национальный вопрос", а точнее - реакция на новые вызовы, с которыми в последнее время сталкивается татарская этническая элита, удерживающая власть в республике с 1990-х годов.

Следует напомнить, что в Татарстане, бывшей Татарской АССР, русские и русскоязычные жители составляют половину населения (только русские - около 40%). Однако в течение всего срока правления президента, а ныне госсоветника Татарстана Минтимера Шаймиева, в республике, немного не дотянувшей в начале 1990-х до провозглашения независимого государства, проводилась политика этнического реванша, в результате которой на ключевых постах оказались исключительно татары.

Был создан полностью управляемый парламент, депутаты которого до сих пор, не стесняясь, заявляют о поддержке, "в первую очередь, татарского народа". Что касается способов управления, то они все двадцать лет не сильно отличались от партийно-номенклатурных с поправкой на феодальный "аульный" компонент.

Подобная система изменила этноконфессиональный баланс в республике, позволив зарубежным политикам открыто говорить уже "о татарской" или "мусульманской республике Татарстан". (В этой связи характерна бездеятельность Православной церкви в Татарии, которой с самого начала отвели роль молчаливого статиста, непропорционально увеличив число мусульманских приходов до 1300 в противовес около 200 православным).

Возможно, подобная ситуация в Татарстане продолжалась бы и дальше, однако в связи с последними федеральными инновациями в сфере образования, русскоязычная часть населения, задвинутая в республике на социальную обочину, ощутила потребность в действии. Все дело в том, что на результатах ЕГЭ уже стало сказываться местное нормотворчество в области образования, вследствие которого школьники стали показывать слабые результаты по разным предметам, но наиболее ярко - по русскому языку и математике. Главной причиной стало обязательное преподавание государственного татарского языка, от чего уменьшилось количество часов по другим предметам. Этот процесс называется - успешная ассимиляция, которая всегда начинается с социальной, культурной и политической (и, следовательно, криминальной - смотри пример русских в Эстонии) деградации "нетитульного" населения.

Вопреки логике, наблюдая за ростом возмущения интернациональной русско-татарской общественности, выступающей за сохранение позиций русского языка в России, Минобрнауки Татарстана не пожелало и не желает хоть как-то облегчать ситуацию (разрешив, например, самим родителям выбирать учебный план). Взамен этого родителям, обращавшимся в министерство с просьбами, предлагали нанимать для детей репетиторов - то есть ещё раз платить за право знания и сохранения родного и государственного языка!! - и неуклонно настаивали на обязательном и поголовном изучении татарского языка "в равных объемах с русским". В итоге экономические механизмы, как обычно, оказались действеннее: родители самоорганизовались и вышли на улицы, требуя исполнения федеральных законов.

Масштабы митингов, прошедших в апреле в Казани, Набережных Челнах и соседней Уфе, удивили и испугали татарских националистов, прочно сидящих в руководстве республики и в парламенте со времен правления Минтимера Шаймиева. Однако идти на принципиальные уступки, как это происходит сейчас в той же Башкирии, в Татарстане не хотят. Последним тактическим ходом Казанского кремля стала беседа с глазу на глаз с руководством Общества русской культуры Татарстана, которое в аппарате Минниханова считают главной движущей силой процесса.

На встрече был использован старый метод задабривания и уговоров "не политизировать", а точнее - отказаться от требования добровольности изучения татарского языка, которое для обеих сторон является принципиальным. Взамен общественникам обещали увеличить число часов преподавания русского языка "для желающих", выделить помещение под "Русский дом" и уволить журналистку местного телеканала, оскандалившуюся с заявлением про "русских оккупантов" на одном из пикетов.

Как следует из рассказов лидеров того же ОРКТ, подобный способ был уже использован Минтимером Шаймиевым в 2002 году, который после неоднократных обращений все же принял активистов и обещал удовлетворить озвученные ими просьбы. В результате получила развитие только та часть, которая касалась фольклорных праздников. Спустя девять лет история повторилась, только вместо президента с общественниками встретился премьер-министр Халиков.

На что рассчитывают в руководстве Татарстане, пытаясь в очередной раз "провести на мякине", сказать сложно. Как следует из состава участников "языковых митингов", против политики насильственного обучения татарскому протестуют как русские, так и татары, а роль их радикальных противников исполняют активисты националистических движений, не скупящихся на обвинения в "предательстве" в адрес несогласных с ними татар, - при поддержке сотрудников милиции. При этом, несмотря на организационные усилия, националистов на митингах оказалось гораздо меньше. То есть, ситуация не устраивает в массе и самих татар.

В этом плане попытки апеллировать именно к националистам, включая националистов в соседней Чувашии, где в последнее время кабинет нового президента Игнатьева демонстрирует неуклюжие попытки возбудить "чувашский вопрос", выглядят откровенным демаршем (спикер Госсовета Чувашии Михаил Михайловский уже сделал заявление про "основной язык чувашский, а потом уже русский").

Однако после последних заявлений Рустама Минниханова Казанский кремль, похоже, берет на себя роль лидера региональной не этнической, то есть на деле националистической фронды в диалоге с Москвой. При отсутствии адекватной оценки этих инициатив руководством России консолидация усилий националистов и региональных элит может привести к непредсказуемым результатам.

Не следует забывать и о том, что этнический сепаратизм в истории России 20 лет назад, в том числе - в самом Татарстане, уже был теснейшим образом связан с тем, как центральная власть СССР всё больше увлекалась своей мифической глобальной ролью, игнорируя самые острые проблемы собственной страны. Награждение разрушителя СССР, лауреата Нобелевской премии мира, Горбачёва высшей государственной наградой России, инициатива недобросовестных льстецов о присуждении президенту России Нобелевской премии (мира) - и новые попытки этнического уничтожения России - события одного порядка.


Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1416890.html#ixzz1QGQB9Phi
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM
 

Страница 25 из 25

«ПерваяПредыдущая2122232425СледующаяПоследняя»

Помощь проекту