Аналитика
estflag

Аналитика

Бедность в России

21.03.2017 09:29

alt

Согласно социсследованиям, 85 % россиян указали, что жизнь бедных семей отличается от жизни остальных прежде всего тем, что эти люди плохо питаются. Больше половины (52-55 %) признаком бедности отмечают плохое жилье, невозможность позволить себе купить лекарства и обратиться к хорошему врачу, приобрести приличную одежду и обувь (иногда — вообще никакую). Многие отмечали, что бедные люди более уязвимы перед теми, кто посягает на их жизнь и собственность. Из тех, кто не жалуется на здоровье, лишь 13 % относятся к числу бедных, а в группе чем-то серьёзно больных россиян таких уже 50 %. Исследователи отмечают, что в длительной («хронической») бедности россиян есть своего рода точка невозврата, после которой человек теряет надежду на перемены к лучшему — в среднем три года, прожитых в таком состоянии[11].

По утверждению директора Института социологии РАН академика Михаила Горшкова (2013), каждый пятый россиянин обладает всеми признаками человека за гранью бедности. На 2013 год по статистике в России официально считались бедными (то есть имеют доход ниже установленного прожиточного минимума) 8,8 % населения, или 12,5 млн человек. В начале 2014 года это число увеличилось до 19,8 млн (13,8 %), в I квартале 2015 года достигло 22,9 млн (15,9 %).[12] В исследовании Института социологии РАН (2013) бедных условно разделили на 2 группы: «по доходу» — уже приведенных учитываемых статистикой, и «по лишениям» — испытывающих лишения даже при относительно неплохих доходах (болезнь, иждивенцы и др.), к последней категории в 2003 г. относились 39 % россиян, в 2008 г. треть населения, в 2013 году — четверть. Четверть бедных «по доходам» и 17 % «по лишениям» находятся в этом состоянии из-за безработицы. При этом руководитель исследования, д-р социол. наук проф. Наталья Тихонова, отмечает, что в России «как никогда велика бедность работающих граждан»[11].

В том же исследовании отмечено, что «у российской бедности явно „женское лицо“»: среди бедных «по доходам» женщины составляют две трети, равно как и среди хронически бедных. По результатам исследования отмечается, что очень часто брак (в том числе гражданский) люди сохраняют только по материальным соображениям — о том, что отношения у них в семье хорошие, говорили только 44 % бедных россиян и 69 % небедных. С появлением в семье детей, особенно нескольких, уровень жизни стремительно ухудшается. То же касается и других иждивенцев — стариков, больных, инвалидов и пр. Семьи, где несовершеннолетних детей трое или больше, имеют практически 50 % случаев оказываются в числе бедных[11]. По данным исследования Центра Сулакшина бедные — это в основном люди трудоустроенные (62,8 %), а также дети до 15 лет из бедных семей (свыше 20 %). В структуре бедных на долю безработных приходится только 1,6 %. Бедные — это на 63 % люди с детьми, возраст росстатовских бедных преимущественно от 16 до пенсии (60,5 % бедных относятся к этой категории). То есть бедность, в основном, связана с низким уровнем заработной платы. 37,1 % бедных проживает в сельской местности, еще 28,4 % — в городах с населением менее 50 тысяч человек, то есть эти люди стали жертвами развала сельской местности и малых городов, когда производство закрывалось в спешном порядке. Это результат планомерного разрушения российской экономики, когда ставилась только одна задача — обеспечить функционирование нефтегазового сектора. Заниженные заработные платы — распространенное явление в таких отраслях, как сельское хозяйство (24,4 % занятых в секторе получают зарплату ниже прожиточного минимума), образование (23,7 %), деятельность организаций отдыха, развлечений, культуры и спорта (20,6 %), предоставление коммунальных и социальных услуг (20 %). Таким образом, бедный в основном по Росстату — это семейный человек с детьми, вынужденный работать в силу разных причин на низкооплачиваемой работе. Бедность становится не просто явлением одного года, когда ухудшается уровень жизни в целом по стране. Она приобретает характер длительный: работу быстро не сменить, качественное образования для получения более престижной работы требует 2–4 года, а ведь на образование нужно еще заработать. Воспитание ребенка со всеми текущими расходами занимает 20–23 года. Таким образом, бедность становится явлением постоянно присутствующим, затягивающим в круг нищеты[13].

В исследовании Института социологии РАН «Бедность и неравенства в современной России: 10 лет спустя» (2013) отмечается, что если десять лет назад плохо обеспеченные люди еще тешили себя иллюзиями, что их проблемы временные, то в последние годы резко увеличилось число тех, кто сам признает себя обитателем «дна». 71 % россиян считает, что бедные «точно такие же, как все, просто им не везёт», при этом почти 30 % уверены, что во многом виноват и конкретный человек[11].

Реальные доходы населения сократились в 2014 г. впервые с 1999 г. За 9 месяцев, с октября 2014 г. по август 2015 г., доходы населения сократились на 9 %. Доходы падают из-за девальвации рубля, сокращения индексации зарплат бюджетников, ужесточения условий получения социальных выплат или их отмены, перечисляют авторы доклада Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.[14]

При этом зависимость доходов населения от госбюджета увеличивается: из-за сокращения доли зарплат, удельный вес социальных выплат в структуре доходов россиян во II квартале 2015 г. достиг 19,3 %. Это на треть больше, чем до кризиса 2009 г., после которого зависимость доходов граждан от государства выросла: в 2000–2008 гг. доля соцвыплат в доходах составляла 13,5 %. Как считают «Ведомости», её рост произошел прежде всего за счет последовательного сокращения доли доходов от предпринимательской деятельности: с 15,4 % в 2000 г. вдвое до 7,8 % по итогам 2014 г.[14].

Начиная с 2010 года, из-за мирового кризиса, вновь возросла трудовая миграция в Россию населения из более бедных стран Закавказья, Средней Азии, Молдавии и Украины, у которых с Россией заключены соглашения о безвизовом режиме. В 2013 г. в России насчитывалось около 7 млн легальных и нелегальных иностранных трудовых мигрантов (гастарбайтеров)[15]. . По мнению известного политолога, Андрея Савельева, работодатели и чиновники сами способствуют притоку гастарбайтеров, с целью удержания зарплат на низком уровне и получения дополнительной неучтенной прибыли за счет неуплаты налогов с зарплат гастарбайтеров, работающих в теневой занятости. Это способствует снижению зарплат и потере работы местными специалистами[16][17][18].

Согласно докладу РАН (2013 г., под ред. академиков А. Д. Некипелова, В. В. Ивантера, С. Ю. Глазьева), социальное расслоение в России между 10 % наиболее богатого населения и 10 % наиболее бедного в 2013 г. достигло 16:1. (Критическое значение этого показателя составляет 8-10:1). За 20 лет социальное расслоение увеличилось в 4 раза. У 73 % работников российских предприятий заработная плата ниже средней заработной платы по России[19]

В России, по состоянию на 2012 г., покупка жилья в ипотеку была недоступна для 81 % населения[20].

 

 

Как финансируются революции: Россия от февраля 1917г. до 2017г.

08.03.2017 12:47

alt

Современная историческая наука вскрывает предательство российской революции 1917г.  Цари и их коррумпированная политическая система были сброшены лишь для того, чтобы быть замененной посредниками во власти новой коррумпированной политической системы.

Россия с февраля 1917г. находится во власти финансистов с Уолл-стрит, которые ради собственных целей могли согласиться на любуя централизованную Россию: и на царскую, и на марксистскую, и на централизованую ельциновскую, но никак не на децентрализованную и свободную от зарубежной эксплуатацию Россию

Об этом читайте в книге Э.Саттона "Уолл-стрит и большевицкая революция" 

ГЛАВА 1. АКТЕРЫ НА РЕВОЛЮЦИОННОЙ СЦЕНЕ

ГЛАВА 2. ТРОЦКИЙ ПОКИДАЕТ НЬЮ-ЙОРК

  • Вудро Вильсон и паспорт для Троцкого
  • Документы канадского правительства об освобождении Троцкого
  • Канадская военная разведка допрашивает Троцкого
  • Намерения и цели Троцкого

ГЛАВА 3. ЛЕНИН И ГЕРМАНСКАЯ ПОМОЩЬ БОЛЬШЕВИКАМ

·  Документы Сиссона

·  Перетягивание каната в Вашингтоне

ГЛАВА 4. УОЛЛ-СТРИТ И МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

  • Американские банкиры и царские займы
  • Олоф Ашберг в Нью-Йорке, 1916 год
  • Олоф Ашберг в большевицкой революции
  • “Ниа Банкен” и “Гаранти Траст” вступают в “Роскомбанк”
  • “Гаранти Траст Компани” и германский шпионаж в США, 1914-1917
  • Нити “Гаранти траст” — Минотто — Кайо

ГЛАВА 5. МИССИЯ АМЕРИКАНСКОГО КРАСНОГО КРЕСТА В РОССИИ. 1917.

·  Миссия американского Красного Креста в Румынии

·  Томпсон в России при Керенском

·  Томпсон дает большевикам 1 миллион долларов

·  Социалистический горнопромышленник Раймонд Робине

·  Международный Красный Крест и революция

ГЛАВА 6. КОНСОЛИДАЦИЯ И ЭКСПОРТ РЕВОЛЮЦИИ

  • Консультация с Ллойд Джорджем
  • Намерения и цели Томпсона
  • Томпсон возвращается в США
  • Неофициальные послы: Робине, Локкарт и Садуль
  • Экспорт революции: Якоб X. Рубин
  • Экспорт революции: Роберт Майнор

ГЛАВА 7. БОЛЬШЕВИКИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ В НЬЮ-ЙОРК

·  Обыск в Советском бюро в Нью-Йорке

·  Корпорации — союзники Советского бюро

·  Европейские банкиры и большевики

ГЛАВА 8. НЬЮ-ЙОРК, БРОДВЕЙ 120

·  “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”

·  Влияние “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” на революцию

·  Федеральный резервный банк Нью-Йорка

·  Американо-российский промышленный синдикат

·  Джон Рид: революционер из истэблишмента

·  Джон Рид и журнал “Метрополитэн”

ГЛАВА 9. “ГАРАНТИ ТРАСТ” ИДЕТ В РОССИЮ

·  Уолл-стрит приходит на помощь профессору Ломоносову

·  Создана база для коммерческой эксплуатации России

·  Германия и США борются за бизнес в России

·  Советское золото и американские банки

·  Макс Мэй из “Гаранти Траст” становится директором Роскомбанка

ГЛАВА 10. ДЖ. П. МОРГАН СЛЕГКА ПОМОГАЕТ И ДРУГОЙ СТОРОНЕ

  • “Объединенные американцы” созданы для борьбы с коммунизмом
  • “Объединенные американцы” вскрывают “ошеломляющую информацию” о красных
  • Выводы об “Объединенных американцах”
  • Морган и Рокфеллер помогают Колчаку

ГЛАВА 11. АЛЬЯНС БАНКИРОВ И РЕВОЛЮЦИИ

·  Представленные доказательства: обзор

·  Объяснение союза нечестивых

·  План “Марбург”

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Директора крупных банков, фирм и учреждений, упомянутых в этой книге (в 1917-1918 годах)

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.
Теория большевицкой революции как еврейского заговора

ПРИЛОЖЕНИЕ 3.
Некоторые документы из правительственных архивов США и Великобритании

ИЗБРАННАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 4 — “РИ”.
Меморандум д-ра Гельфанда

ПРИЛОЖЕНИЕ 5 — “РИ”.

  • Список № 1 лиц, проехавших через Германию во время войны
  • Список № 2 лиц, проехавших через Германию во время войны

ПРИЛОЖЕНИЕ 6 — “РИ”.
Война Троцкого и Ленина против Церкви

·  Послание Патриарха Тихона о помощи голодающим и изъятии церковных ценностей

·  Письмо Л.Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями об организации изъятия церковных ценностей, с поправками Политбюро

·  Письмо В.И. Ленина членам Политбюро о событиях в г. Шуе и политике в отношении церкви

·  Письмо Л.Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями о репрессиях против духовенства, принятыми Политбюро с поправкой В.М. Молотова

·  Письмо Л.Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями о мероприятиях по изъятию церковных ценностей, принятыми Политбюро

 

Сергей Глазьев: О чем молчат РИА Новости и РТ.

14.01.2017 13:21

alt

О сегодняшнем состоянии экономики России и о том, почему мы не дотягиваем до простого воспроизводства экономической системы.

Главное противоречие заключается в том, что по состоянию производства мощностей, мы могли бы выпускать продукции в полтора раза больше, чем выпускаем. Загрузка промышленности составляет в среднем около 60%, причем производственные мощности, которые были введены за последние 5 лет в строительстве, металлургии, машиностроении вполне оптимальны по степени износа, по времени ввода в эксплуатацию. У нас достаточно и трудовых ресурсов. Российские предприятия могут увеличить выпуск продукции на 20%, не увеличивая численность персонала. Кроме того, у нас приток квалифицированных кадров с Украины, больше миллиона человек, неограниченный резерв дешевой рабочей силы из Средней Азии. Если у партнеров по Евразийскому союзу есть миграционные ограничения сегодня, то у нас нет ограничений ни по труду, ни по природным ресурсам. Но, несмотря на это, мы на единицу леса, нефти производим продукции в 5-10 раз меньше, чем мы можем на нашей сырьевой базе. Президент РФ Владимир Путин требовал, чтобы мы в этом году вышли на норму накопления ВВП — 25% , а вместо увеличения у нас сокращение с 20% до 18%. То есть вместо увеличения экономика демонстрирует состояние неуправляемости, указания сверху в области экономической безопасности не дают никакого эффекта. Хуже того, Россия находится в состоянии глубокой внешнеэкономической зависимости, которая сложилась в постсоветский период.

Мы теряем ежегодно 100 млрд. рублей утечки капитала. Привлекаем чужие деньги под высокие процентные ставки, и на сегодняшний день уже давно превысили нормальный, допустимый уровень зависимости от притока капитала. Так уже 10 лет платим за границу больше, чем получаем, то есть совокупный трансфер легальных инвестиционных операций у нас складывается с отрицательным балансом, плюс процентные платежи, которые намного превышают доход от поступления иностранных инвестиций. Кроме того, существует неэквивалентный внешнеэкономический обмен по каналу внешней торговли. Мы переплачиваем за импорт технологий, за иностранное оборудование, оплачиваем ренту от экспортных ресурсов, выдавая на мировой рынок невоспроизводимую часть нашей экономики. То есть мы финансируем, грубо говоря, экономическое развитие за рубежом, оплачивая через экспорт интеллектуальную ренту, сидящую в импорте высокотехнологических товаров.

Кроме того, в силу дорогого кредитования Центральным банком РФ российские негосударственные корпорации искусственно выталкиваются за рубеж, они пытаются приобрести иностранные кредиты дешевле, кредиты — под залог, пытаются трансформировать права собственности на свои предприятия под иностранную юрисдикцию, преимущественно в англосаксонскую. В результате на сегодняшний день 53% собственности наших негосударственных корпораций — иностранная собственность, то есть наполовину принадлежит нерезидентам. От того, что эти нерезиденты — российские граждане до какой-то степени успокаивает, потом они, как правило, меняют паспорта на иностранные, и семьи туда переезжают, и мы не видим их права собственности за границей. Нам по-прежнему кажется, что это собственность наших граждан, а на самом деле, возможно, они что-то уже и продали. У нас нет механизма контроля собственности за границей, нет обмена налоговой информацией. Общая доля нерезидентов 53% — разная по отраслям, например, по энергетическому машиностроению доля нерезидента составляет 85%. А когда-то, лет 20 назад мы были энергетической державой, гордились нашей энергетической безопасностью.

Сегодня наше машиностроение даже в той части, которая внутри страны, оказывается под иностранной юрисдикцией. Поэтому приходится констатировать, что наша экономика утратила способность к самостоятельному воспроизводству, не только к расширенному, но и даже к простому, потому что объем инвестиций, который мы сегодня имеем в 2-3 раза меньше того, который был в советский период. Если считать, что тогда мы развивались по принципу расширенного воспроизводства, это расширение составляло 2-3% в год, то сегодня мы имеем объем капиталовложений в 2 раза меньше, то есть мы явно не дотягиваем даже до простого воспроизводства. По сравнению с советским периодом эффективность нашей экономики ухудшилась, скажем, если раньше по энергоемкости, материалоемкости мы отставали от других стран в 2-3-4 раза по каким-то критериям, то сейчас, это цифры двухзначного значения — так мы значительно отстаем от передовых стран.

Такой степени «офшоризации», как у нас, нет нигде в мире.

Большая часть товарооборота капитала в государственном секторе проходит через офшорные зоны, через иностранную юрисдикцию. Особую угрозу национальной безопасности создает сложившаяся ситуация с регистрацией прав собственности на большую часть крупных негосударственных российских корпораций и их активов в офшорных зонах, где осуществляется основная часть операций с их оборотом. Мы потеряли, в основном, за нулевые годы примерно 1 триллион долларов, вывезенных за рубеж, из которых полтриллиона мы вообще не знаем, куда делись. А вторая половина крутится в офшорах и периодически возвращается в российскую экономику, то есть оборот нашего частного капитала прочно увяз в оффшорном механизме. Российские корпорации выводят деньги, а затем привлекают их под видом иностранных инвестиций, таким образом, половина средств остается за рубежом. При этом процесс абсолютно доминирует в системе инвестиционного обмена с внешним миром, поскольку до 80% поступающих иностранных инвестиций, не что иное, как деньги из офшоров, ранее туда выведенные. Понятно, что для нашей системы этот процесс идет с большим минусом, на триллион долларов мы констатируем вывоз капитала и в то же время, почти на этот же триллион наша экономическая система заняла деньги за границей. Объем иностранных займов нашими экономическими субъектами достиг 700 млрд. долларов. Почему так? Если бы у нас не было офшорной дыры, мы не допускали бы утечку капиталов в таких объемах, экономике не хватило бы денег для удовлетворения механизма воспроизводства, который сейчас есть.

Почти зеркальная картина. Деньги, которые из страны выводятся, они затем занимаются и возвращаются как внешние займы, и через внешние займы потом формируется денежная масса и определяется внешняя зависимость. Когда американцы ввели против нас экономические санкции, главным звеном которых было финансовое эмбарго, тут же оказалось, что своих внутренних источников для замещения иностранных денег у нас нет. На эмбарго мы стали отвечать симметрично. Согласились на то, что иностранные кредиторы вывели свои деньги обратно, и за последние два года мы потеряли примерно 250 млрд. долларов в виде возвращенных кредитов и инвестиций. Внешняя зависимость снизилась, объем внешних займов примерно равен объему резервов, то есть около 500 млрд. но ничего принципиально это в нашей экономике не поменяло, за исключением того, что сократилось количество денег. Президент России неоднократно давал указания о деофшоризации российской экономики, которые необходимо выполнить.

Изменение денежно-кредитной политики — условие выживания России.

В нашей экономике искусственно создано состояние денежного голода. Мы сами себе создали ограничения в области денежно-кредитной политики. Во всех странах мира деньги, которые вливаются в мировую экономику, это фиатные деньги, то есть ничем не обеспеченные, которые вливаются под долги. Для того чтобы загрузить производственные мощности, государство всегда создает механизм кредитной эмиссии ничем необеспеченных денег. Для того чтобы монетизировать экономику, так как это необходимо для обеспечения нормального воспроизводства, необходимо деньги создать. Этим занимаются все государства мира с 19 века весьма успешно, примеры японского, китайского подъема экономики. Самое простое, что может сделать государство – насытить экономику деньгами. И, если бы Центральный банк начал обеспечивать кредитами коммерческие банки, которые кредитовали бы производственные предприятия под переучет векселей, создавались бы рубли. Президентом в 2008 году было принято решение накачать банки деньгами для передачи реальному сектору.

Напечатали 2 трлн. рублей, раздали банкам. В результате — реальному сектору досталось примерно 15%, большая часть пошла на валютный рынок, поэтому денежная эмиссия — это дело рискованное, если не следить за тем, куда деньги пойдут, то пойдут они туда, куда загоняет их сегодня Центральный банк. Вот, например, Китай использует смешанную систему, похожую на советский опыт, когда деньги создавали под планы развития производства. В Советском Союзе не было проблемы денежных знаков, была проблема сбалансированности мощностей. Если план сверстан, деньги создавались в том количестве, в котором они были нужны. Экономисты-монетаристы говорят, что количество денег в экономике всегда определяется экономическим состоянием. Результаты обработки статистических данных по 60 странам показывают, что, если в экономике денег слишком много, наступает инфляция, и, если слишком мало, тоже наступает инфляция. Наша страна находится в недомонетизированной зоне, то есть мы находимся в ситуации, когда объема денег не хватает, инфляция возрастает. Но для России все происходит еще и наоборот тому, что написано в монетаристских учебниках. Учитывая содержание денежной массы, деньги начинают создаваться для своих, особо приближенных привилегированных структур. Деньги печатают каждый день, вопрос для кого их печатают, заслуживает отдельного разговора. У нас некоторые субъекты получают деньги под 0,5% годовых на 3–5 лет. А другие идут на ключевую ставку 10% и то под залог, а если у тебя нет залога, иди на рынок, бери под 20% и то на срок не больше года. Когда Центральный банк поднял процентные ставки, начал политику сжатия денежной массы, предприятия почти всех отраслей промышленности, кроме химического и добывающего комплекса, в том числе нефтегазовой отрасли, стали настолько низко рентабельными, что по процентным ставкам брать кредиты не могли. Мало того, им пришлось возвращать кредиты, поскольку «себе дороже», что называется. И таким образом, экономика попала в инфляционную ловушку, сокращение количества денег вызывает повышение инфляции, потому что растут издержки и процентные ставки приходится переносить на цену готовой продукции. Увеличение количества денег для России означает снижение инфляции всегда, за весь период наблюдения после нулевого года. То есть механизм воспроизводства нашей экономической системы сегодня имеет одно главное узкое место — это нехватка денег. Причем, нехватка создана искусственный путем, мы видим, что другие страны проводят политику низких процентных ставок, они поощряют заимствования в экономике, стимулируют расширение кредита — и это связано с тем, что мир переживает структурную революцию, формируется новый технологический план для освоения новых технологических вызовов. Для этого требуется большое количество инвестиций.

Формируются денежные массы передовых стран, которые на этот технологический вызов отвечают резким расширением кредита. За 8 лет после начала перехода к новому технологическому укладу, который ознаменовался глобальным финансовым кризисом, все страны резко наращивают количество денег. Больше всех преуспел Китай — в 4 раза, количество долларов в экономике мира увеличилось в 5 раз, количество йены в 3,5 раза, евро — в 1,5 раза, и только в России количество денег в абсолютном выражении сократилась. Других таких стран в мире больше нет. Все эти деньги были влиты в экономику достаточно простым образом. Возьмем пример стран, которые совершили скачок из состояния отсталости на передовой уровень. Чудес не бывает, за всеми этими экономическими чудесами стоит банальное накопление денег, затем резкий подъем инвестиций, это инвестиции целевые, которые учитывают перспективы экономического развития. Все это осуществляется в рамках стратегического планирования с учетом мирового опыта, прогнозов научно-технического развития, и учитывая главный фактор экономического роста — повышение инвестиций. За счет чего передовые страны поднимали норму накопления в 2-3 раза? Все эти страны свою денежную систему построили за счет сырьевой кредитной денежной эмиссии. Проиллюстрирую, как работают американцы и европейцы. Вот, например, механизм денежной эмиссии США. Все деньги, которые американская денежная система эмиссирует, проходят через государственный контроль, если быть точным, 95% американских долларов эмитируется под покупку облигаций американского казначейства — они идут на финансирование дефицита бюджета США. Именно поэтому у американцев такая мощная экономическая политика, такие мощные расходы на НИОКР, военно-промышленные возможности — это все основано на эмиссии ничем необеспеченных долларов, имеется в виду реальными активами, они обеспечены только долговыми обязательствами США. Конечно, эту систему можно критиковать, также и в Европе все устроено, только в Европе вместо одного казначейства 20. Американские олигархи 5% денег допечатывают и они идут непосредственно в банковский сектор. Такая же примерно система в Японии существует, но там не только — бюджет, еще банки развития фигурируют в качестве получателя дешевых денег. Нам почему-то это делать запрещено. У нас считается, что нужно печатать деньги только под покупку иностранной валюты. И в этом кроется внешняя зависимость России от иностранных источников кредита.

И в этом кроется причина, почему наша страна утратила самостоятельное воспроизводство, потому что все деньги поступают только из-за рубежа, затем туда же направляются наши товары — это сырье, нефть, газ — все, что нужно внешнему миру от нас. Наша экономика работает в тех направлениях, откуда поступают деньги.

О спекуляциях на рынке.

Объем валютных спекуляций на Московской бирже выросли пятикратно, а совокупная величина этих операций в 15 раз превышает объем ВВП от всей экономической активности. 100 триллионов рублей в квартал получается сегодня на Московской бирже. Примерно 95% операций, которые совершаются на бирже, не имеют отношения ни к экспорту, ни к импорту, ни к привлечению иностранных инвестиций. Это великолепный бизнес тех, кто, манипулируя рублем, ничем не рискует и получает прибыль под 100% годовых. Никакие процентные ставки на это не влияют, потому что доходность позволяет брать и под 15% и под 20%, а иностранные источники кредита охотно предоставляют деньги на срок до одного месяца, тем более что 2/3 операций на финансовом рынке идут в пользу иностранцев. Финансовые санкции США на краткосрочные кредиты не распространяются. Американцы сознательно для нас открыли окно, чтобы наши спекулянты могли брать столько денег, сколько захотят, раскачивая наш рынок, дестабилизируя ситуацию и получая сверхприбыль за счет обесценивания рублевых сбережений и доходов.

Центральный банк поднял процентные ставки, отпустил курс рубля в свободное плавание и отдал на откуп валютным спекулянтам. Все это привело к тому, что деньги стали уходить из реального сектора в сектор валютных спекулянтов. В результате на сегодняшний день мы потеряли 16 триллионов рублей. Это цена некомпетентности политики денежных властей. Должен быть восстановлен государственный контроль над Московской биржей, она должна быть подотчетна Центральному банку РФ.

О сегодняшней структуре денежного обращения и путях выхода.

Мы предлагаем обуздать эту рыночную стихию, которая на самом деле совсем не рыночная. В отличие от США у нас доля государственного бюджета в инвестиционном котле ничтожно мала. Иностранные кредиты, инвестиции, поступление иностранных средств в валюте — порядка 75% всех денежных масс сформировалось под иностранные источники. Центральный банк выдает коммерческие кредиты под залог ценных бумаг, которые находятся в ломбардном списке, это краткосрочные операции на одну неделю, на несколько дней, они интересны только спекулянтам. Для производственной сферы такие операции особой роли не играют, зато они создают нижнюю планку процентной ставки через ключевую ставку, под которую Центральный банк подгоняет все операции на финансовом рынке. И только около двух триллионов рублей производственный сектор получает через коммерческие банки. Все финансирование в совокупности, все институты государственной поддержки, используют специальные инструменты кредита финансов на сумму около двух триллионов рублей. Такова на сегодняшний день структура нашего денежного обращения. Учитывая европейский опыт, наш собственный, а также китайский и японский, мы предлагаем перейти к некоторой смешанной модели. Сырьевая кредитная эмиссия, создаваемая под планы развития производства — планы, которые формируются государством на основании предложений бизнеса, должны оформляться инвестиционными контрактами. Есть прообраз таких контрактов — это специнвестконтракты в российских регионах, когда предприятия, создавая производства, берут на себя обязательства по выпуску продукции, обеспечивая тем самым рабочие места. А государство, обеспечивая макроэконоические условия, обеспечивает дешевым кредитным ресурсом. Уполномоченные банки в этой системе обязаны контролировать нецелевое использование денег. Таким образом, бизнес и государств договариваются о стратегии развития и берут на себя обязательства. Ничего сложного в этом нет. Для Военно-промышленного комплекса создали 10 банков, которые успешно занимаются такой деятельностью. Это банки, которые работают с чужими деньгами, контролируя их целевое использование. Любой российский банкир расскажет, как это делать, используя современные технологии. Эта система ориентирована на то, что Центральный банк у нас становится важнейшим инструментом финансирования экономического роста. Если нам не удастся добиться такого решения, есть еще один вариант — создание государственного внебюджетного, инвестиционного кредитного фонда, на который необходимо выделить такое количество денег, чтобы оно хотя бы компенсировало тот объем, который Центральный банк вместе с внешними кредиторами изъяли из российской экономики. Это возврат внешних источников кредита — 250 миллиардов долларов, которые потеряла наша экономика за последние два года, и 5 триллионов, которые сжал Центральный банк. 5 триллионов необходимо вернуть целевым образом, через специальный механизм кредитования инвестиций, который может быть легко создан. В этой системе остается ключевая ставка, она может быть 10–15%, здесь она не играет особой роли, потому что основной кредитный поток будет идти по целевым каналам в рамках системы стратегического и коммуникативного планирования. В основе этого механизма — технологический прогноз, выбор приоритетов и гибкая система переговоров государства, науки и бизнеса по взятию на себя взаимных обязательств.

О современных технологических вызовах и вероятности оказаться на китайской периферии.

Самый большой вызов сегодня для нас — это наше научно-техническое отставание. Если мы не преодолеем деградацию в научно-экономической сфере, то наша денежная политика нам не поможет. Для того чтобы деньги работали, необходимо чтобы промышленность производила конкурентноспособную продукцию. К сожалению, у нас сохраняются тенденции деградации, мы остаемся единственной страной в мире, где продолжает уменьшаться количество ученых, инженеров, для нормального конкурентного развития их должно быть в три раза больше. Мы сегодня оказались на периферии финансово-экономической системы, поставив в зависимость нашу банковскую финансовую систему от финансовой системы США. Несмотря на то, что мы потенциально самая богатая страна, мы этими богатствами не можем распорядиться, потому что искусственно оказались в долговой денежной зависимости от западных финансовых структур, так и не создав своего собственного механизма финансирования экономического развития.

Если мы сейчас не создадим финансовый механизм, наша экономика стихийно будет прибиваться к китайской. Китайские банки, инвестиционные компании активно у нас работают и предлагают дешевые длинные деньги. Сейчас они смело предлагают их вместе со своей рабочей силой и вместе со своими технологиями. Пока мы еще от этого отказываемся, просим только денег, но когда они дают деньги, то вкладываются в нашу экономику, таким образом, мы переходим с американской периферии на китайскую. Для нас это, конечно, принципиальная разница, американцы сегодня ведут антироссийскую агрессию по отношению к нам, а с китайцами – мы партнеры. Но для нашей экономики это все равно сохранение периферийного положения со всеми вытекающими отсюда последствиями. Экономическая безопасность России невозможна без самостоятельного устойчивого воспроизводства экономической системы».

Материал с сайта http://www.glazev.ru/econom_polit/512/

 

На всякий случай: "морские котики" прибыли в Литву

04.01.2017 10:35

alt

Министерство обороны Литвы сообщило, что ситуация в сфере безопасности Литвы ухудшилась, и   в связи с этим в стране были размещены военнослужащие Сил спецопераций (ССО) США.

"Пребывание военных ССО США в Литве является одной из мер сдерживания и формой долгосрочного тесного сотрудничества с вооруженными силами США. Они прибыли в регион по нашему приглашению и пробудут столько, сколько этого потребует ситуация в сфере безопасности в регионе", - сообщила BNS представитель по связям с общественностью министерства обороны Литвы Аста Галдикайте.

О прибытии в Балтийские страны военных ССО США в воскресенье сообщила американская газета The New York Times, по информации которой несколько десятков военных прибыли в последние месяцы.

Министерство сообщило, что военные ССО Литвы и США участвуют в различных двухсторонних и многосторонних учениях в Литве и в регионе, это способствует "улучшению взаимодействия, укреплению оборонных способностей и демонстрирует твердые обязательства США перед нашим регионом".

Силы спецопераций двух стран сотрудничали в миссии на юге Афганистана в 2002-2015 годах.

Глава Департамента госбезопасности, бывший командующий ССО Литвы Дарюс Яунишкис сообщил журналистам в сейме во вторник, что "дислокация является строгим ответом России, свидетельствующим о том, что НАТО и другие страны не будут мириться с российской агрессией в этом регионе".

С  2014 года в Литве, Латвии и Эстонии было размещено по роте военных США, в этом году США планирует направить в Восточную Европу еще одну бригаду.

Избранный президент США Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании вызвал беспокойство в Европе, когда заявил, что решение об обороне союзников примет только после оценки того, выполняют ли они свои обязательства. Литва и США надеются подписать договор о статусе военных до инаугурации Трампа, до дня которой осталось совсем мало времени.

Министерство обороны Эстонии не комментирует пребывание в Эстонии военных Сил спецопераций (ССО) США

По сообщению Министерства обороны Эстонии, информация касающаяся пребывания военных Сил спецопераций США в Эстонии не является открытой.

"Непосредственное сотрудничество между спецподразделениями США и Силами обороны Эстонии как в Эстонии, так и в операциях за рубежом продолжается в течение многих лет и будет продолжаться и дальше. Информация о деятельности ССО США здесь и о численности этих подразделений не является публичной", - сказал пресс-секретарь Министерства обороны

 

Беловежское соглашение 25 лет спустя: как оправдать разрушение СССР

29.12.2016 12:34

Мы постоянно читаем и слышим, что Беловежское соглашение 8 декабря 1991 года «упразднило великую страну». Каким образом? Три или четыре страницы, отпечатанные на пишущей машинке? Подписанные руководителями лишь трёх республик из 15, входивших в СССР? Беловежское соглашение было призвано срочно, в пожарном порядке подвести черту под тем, что уже случилось. Под тем, что не отменить и не переиграть. А что «уже случилось»? Давайте вспомним.

42 миллиона интеллигентов с фигой в кармане
 
Предпринятые начиная с 1985 года попытки разрешить неразрешимые экономические и политические проблемы СССР обернулись не текущим ремонтом, а закрытием советского проекта в целом. Проблемы только множились и затягивали как трясина. Поначалу решили, что главные из них – в экономике. К тому времени Советский Союз (исторически – наследник державы, недавно кормившей пол-Европы) уже четверть века закупал хлеб за рубежом. У страны не было сил обеспечить своих граждан порой самым простым, вроде туалетной бумаги. Общемировая революция в сфере «товаров народного потребления» обошла СССР стороной. Сохранялось централизованное планирование всего и вся (пальто дамские — столько-то штук, полуботинки мужские — столько-то пар) и любая попытка это изменить рушила целые отрасли. Совершенно избыточное, поглощавшее львиную долю ресурсов производство вооружений давно превратилось в самоцель. Так дальше продолжаться не могло.
 
 
 
Но была проблема посерьёзнее экономической, хотя власть явно ставила её в конец очереди. По данным «Демографического энциклопедического словаря», численность интеллигенции в СССР достигла к 1983 году 42 млн человек (работающих и на пенсии). На самом деле эта цифра была выше: у интеллигентных родителей такие же дети. Как усреднённый советский интеллигент уживался с общественным строем своей страны? Слово автору капитальных трудов по российской модернизации, историку Б. Н. Миронову: «Сформировавшаяся в малой демократической семье, рациональная, образованная, требовательная, светски ориентированная личность плохо совмещалась с коллективной собственностью, тотальным регулированием, подавлением инициативы, недостатком гражданских и политических свобод, с общинностью социальных институтов и патерналистским государством». Проще говоря, люди жили с постоянной фигой в кармане.
 
Люди устраивались где придётся, формируя всё растущий слой низкооплачиваемой и крайне критично настроенной интеллигенции, сыгравшей важную роль на заключительном этапе опрокидывания советской власти.
 
Ещё с 60-х стало ощущаться, что вузы выпускают больше гуманитариев (и даже инженеров), чем государство способно обеспечить работой. Люди устраивались где придётся, формируя всё растущий слой низкооплачиваемой и крайне критично настроенной интеллигенции, сыгравшей важную роль на заключительном этапе опрокидывания советской власти.
 
Немалой части образованного и активного населения СССР была присуща ещё одна причина отторжения всего советского. У Евгения Замятина есть сказка «Церковь Божия» (1922). Благочестивый Иван «порешил церковь Богу поставить. Да такую — чтоб небу жарко, чертям тошно стало, чтоб на весь мир про Иванову церковь слава пошла». Денег на постройку у него не было, поэтому он подкараулил на лесной дороге купца, убил его вместе с кучером (но ведь ради хорошего дела!) и на украденные деньги выстроил храм. Только находиться в нём никто не смог: пахло «мёртвой человечиной». Когда стали известны масштабы жертв братоубийства 1917–1922 гг, коллективизации и массового голода, кровавого террора 1930-х, ГУЛАГа и депортаций, многие почувствовали себя в коммунистическом храме как в той Ивановой церкви. Они ощутили Перестройку как нравственно необходимое, искупительное дело.
 
Упразднение социализма вместо улучшения социализма
 
Горбачёв пришёл совсем не для того, чтобы председательствовать при упразднении СССР. Он был уверен, что сумеет обновить его, выявить скрытые резервы, дать новый прекрасный старт. Генсек мечтал о «плодотворном диалоге» между КПСС и «многонациональным советским народом», но этот народ не зря был многонациональным – самые глубокие трещины на фасаде СССР пошли по этническим швам. Поразительно, что руководство КПСС обнаружило полное непонимание природы и мощи этих процессов. Это видно по изумлённой реакции Горбачёва (кавказского уроженца и руководителя!) на первые межэтнические столкновения как раз в Кавказском регионе. Он не кривил душой, заявляя (2 ноября 1987 года): «Национальный вопрос в СССР решён». Он и впрямь так думал!
 
Стремясь к «социализму с человеческим лицом» или к «рыночному социализму» (сам Горбачёв, правда, эти выражения не употреблял), но не имея системной картины происходящего, он и его команда совершали шаги, ведущие, скорее, к упразднению социализма (за что им, конечно, спасибо). Среди шагов такого рода упомяну постановление Совета министров СССР (19.08.1986), фактически отменившее госмонополию внешней торговли; закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» (19.11.1986); постановление Совета министров СССР о кооперативах (05.02.1987), фактически снявшее (хотя прямо об этом в нём не сказано) ограничения с доходов частных лиц; безумный с точки зрения социализма закон «О госпредприятии», принятый VII сессией Верховного Совета СССР 1 июля 1987 года; закон «О собственности» (24.12.1990); закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (25.12.1990). Принятие актов, разрушавших (сознательно или нет) существующую модель, продолжалось вплоть до распада СССР в декабре 1991 года.
 
В стране началась политическая реформа. Судьбоносным стало решение об альтернативных выборах в Советы (январь 1987); упразднение «номенклатуры» (октябрь 1989); прекращение глушения зарубежных радиостанций 29 ноября 1989 г.; отмена в марте 1990 года 6-й статьи Конституции СССР о «руководящей и направляющей роли КПСС»; упразднение Главлита 13 марта 1990 г. (фактически цензура была ликвидирована двумя годами раньше); принятие закона «О свободе совести и религиозных организациях» от 1 октября 1990 г., закона «Об общественных объединениях» от 9 октября 1990 г., закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 г. и т.д. — всё не перечислить. 
 
За негласным разрешением политических партий весной 1988 г. последовал (1 декабря того же года) отчаянно смелый закон «О выборах народных депутатов СССР». Достаточно сказать, что КПСС была приравнена в этом законе к другим «общественным организациям» и как таковая напрямую закрепила за собой всего 100 мандатов из 2250! Конечно, коммунисты были уверены, что большинство мест всё равно будет у них за счёт депутатов – членов КПСС от подконтрольных структур. Но их подконтрольность к 1989 г. в значительной мере кончилась. Выборы прошли 26 марта 1989 г. и были в основном альтернативными (безальтернативными остались 399 округов из 1500). Кандидаты имели возможность выступать перед избирателями со своими программами, в том числе в прямом эфире по ТВ, было обеспечено тайное голосование. Это были первые свободные выборы в «соцлагере». 
 
Как на проявление доброй воли горбачёвского руководства можно смотреть на меры по снятию «железного занавеса». Помнятся огромные очереди у иностранных посольств, вдруг ставшие повседневностью примерно с 1987 года. Но неизмеримо более важным было обрушение «железного занавеса» в человеческих душах. Возможно, это вообще главный результат горбачёвской перестройки.
 
Горбачёв рассудил, что справиться с клубком проблем поможет их свободное обсуждение, открытость и гласность действий власти: ведь непопулярные меры неизбежны, но, поняв их смысл, люди поддержат эти меры. Приоткрытие шлюзов гласности началось уже зимой 1985/86 года. Едва получив умеренную свободу, СМИ стали явочным порядком расширять её границы. Вскоре в «Огоньке», «Аргументах и фактах», «Московских новостях», «Московском комсомольце» замелькали всё более дерзкие статьи. Интеллигенция ликовала, партийные функционеры лезли на стену, просили разъяснений у ЦК КПСС.
 
Горбачёв, похоже, искренне считал, что Советский Союз, при всех его проблемах, — несокрушимый монолит, которому не страшны маленькие дискуссии. В решающий момент рядом с Горбачёвым не оказалось никого, кто объяснил бы ему, что в стране, забывшей за 70 лет, что такое свобода слова, отмена цензуры — гарантированная смерть для существующей системы. Сама возможность подобного шага никому не могла прийти в голову, именно поэтому распад СССР не был предсказан абсолютно никем.
 
Церковь, до того едва и сквозь зубы упоминаемая, вдруг стала важнейшим действующим лицом общественной сцены. Общество, казалось бы, давно превращённое в атеистическое, вдруг осознало, что рядом с коммунистической возвышается совершенно иная идеология – полностью (хотя и молча) её отрицающая.
 
Пробудившаяся от спячки страна погрузилась в яростные споры. Спорили в вузах, НИИ, на предприятиях, в очередях (советский человек проводил в очередях не меньше часа в день), на скамейках бульваров, в воинских частях. Всё то, что произошло дальше, было бы невозможно без этого пробуждения. Сразу же обнаружилось неумение советской пропагандистской машины работать в дискуссионном режиме. У зубастых оппонентов коммунизма были непобиваемые доводы, отточенные бесконечными кухонными спорами. Советскому Агитпропу было нечего им противопоставить.
 
Важной вехой в череде событий тех лет стало событие, о котором ныне вспоминают редко: празднование 1000-летия Крещения Руси в июне 1988 г. и неожиданно широкое освещение торжеств. Церковь, до того едва и сквозь зубы упоминаемая, вдруг стала важнейшим действующим лицом общественной сцены. Общество, казалось бы, давно превращённое в атеистическое, вдруг осознало, что рядом с коммунистической возвышается совершенно иная идеология — полностью (хотя и молча) её отрицающая. И не просто отрицающая, но и неизмеримо более мощная. Уже хотя бы потому, что устояла на протяжении веков, тогда как коммунистическая всего за два года «гласности» успела покрыться глубокими трещинами. Для миллионов людей церковь стала – без всякого перехода – главным духовным авторитетом.
 
 
Россия первая сбежала из СССР
 
В России того времени всё чаще витает идея покинуть СССР. 6 июня 1989 г. на Съезде народных депутатов СССР её наконец публично озвучил писатель Валентин Распутин: «Почему бы России не выйти из СССР, зачем нам такой балласт?» Его пристыдили, но намотали на ус, и в мае 1990 г. Ельцин произносит с трибуны: «Нельзя мириться с положением, когда по производительности труда республика [РСФСР] находится на первом месте в стране, а по удельному весу расходов на социальные нужды — на последнем, пятнадцатом». Ельцин сделал всё для принятия Декларации о суверенитете РСФСР, но не был её отцом. Съезд народных депутатов, до того расколотый на два непримиримых лагеря – российских коммунистов и демократов, – явил 12 июня 1990 г. неслыханное единение: за суверенитет было отдано 907 голосов из 929. Каждый лагерь голосовал по своей причине. Демократы строили планы быстрой и радикальной экономической реформы и не хотели, чтобы союзное законодательство стало ей помехой, а коммунисты хотели избавиться от «перестроечного» руководства Горбачёва.
 
Уже со следующего месяца правительство Ивана Силаева (разумеется, с ведома Ельцина) начало сокращать выплаты в союзный бюджет, сознательно ускоряя процесс всеобщего тихого расползания: у наиболее дотационных регионов вроде Киргизии или Прибалтики исчезал важнейший из мотивов оставаться в СССР. Да и у остальных тоже (не дотационным в Союзе был, помимо РСФСР, только Азербайджан). Нищающие россияне приветствовало идею, что Россия будет меньше отдавать другим. Сакральная тема единства СССР была опущена на уровень денежных расчётов.
 
Мало кто понял тогда, 26 лет назад (и понимает сейчас!), что декларация 12 июня 1990 года «О государственном суверенитете РСФСР» была декларацией о выходе из СССР. В очередной День России публицист Максим Соколов напомнил: «К ней восходит в конечном счёте вся нынешняя российская государственность… Главная, становая имперская нация объявила о фактическом выходе из империи, в которой она занимала главенствующее положение… Первой от империи отложилась самая большая и главная её часть».
 
Суверенитет России был явлением совершенно иным, он принципиально изменил ситуацию: за понятием «СССР» сразу исчезла реальная сила, дверь наружу распахнулась.
 
Кто-то удивится: разве первой «отложилась самая главная часть империи»? Ведь к 12 июня 1990 уже заявили о своём суверенитете Эстония (16.11.1988), Армения (28.05.1989), Латвия (27.08.1989), Азербайджан (23.09.1989), Нахичеванская АССР (19.01.1990), Грузия (09.03.1990), Литва (11.03.1990). Но всё это ещё было частью того торга с Москвой, который вели местные коммунистические верхи, вступившие в союз с национальными движениями, чтобы остаться у власти. Упомянутые акты утверждали приоритет местных законов над союзными, не заявляя о выходе из СССР. 
 
Суверенитет России был явлением совершенно иным, он принципиально изменил ситуацию: за понятием «СССР» сразу исчезла реальная сила, дверь наружу распахнулась. В следующем году через эту дверь вышли все 14 республик: Литва объявила об этом 11 февраля 1991 г., Грузия – 9 апреля, остальные двенадцать – после августовского путча, и все они (кроме Казахстана) ещё раз приняли в связи с этим специальные законы. Россия же не принимала никаких дополнительных законов и актов, справедливо посчитав, что Декларации 12 июня 1990 года достаточно. Таким образом, невозможно оспорить утверждение, что Россия покинула Союз ССР первой.
 
Распад СССР «спланировал» Ленин
 
Но жизнь не исчерпывалась политикой. В стране с каждым месяцем росло напряжение. Надежды на мирное развитие событий таяли. Географию СССР можно было изучать по сообщениям о кровавых событиях: Алма-Ата, Карабах, Сумгаит, Фергана, Новый Узень, Сухуми, Андижан, Душанбе, Тирасполь, Дубоссары, Цхинвали, Тбилиси, Баку, Ереван, Наманган, Ош, Вильнюс, Рига, Мядининкай, Пригородный район Северной Осетии… Добавьте к этому взлёт безработицы, забастовки, стачечные комитеты, неслыханные передачи на ТВ, митинги противостоящих сил, растущую уличную преступность, биржи, обесценивание вкладов, панику на потребительском рынке, слом привычного образа жизни.
 
Есть подробные хроники тех лет, и финальные годы Перестройки встают с их страниц жутковато: идеально пустые магазины, нападения на поезда, захваты оружейных складов, западные миссионеры с проповедями, заготовленными для язычников, подозрительные секты, примитивные финансовые пирамиды, волна эмиграции, «гуманитарная помощь», газетные сообщения о покинутых погранзаставах и о том, что запасы продовольствия в стране на исходе, самые дикие слухи, предсказания неминуемого военного переворота и скорых эпидемий, а главное – гражданской войны. Песни о её предчувствии собирали стадионы («Слышишь, блеют сердца у тех, кто вошь, / Революция без жертв – ничтожная ложь...» и так далее). Быть может, историки когда-нибудь выяснят – или, как всегда, не выяснят, – кого Россия должна благодарить за то, что гражданская война осталась призраком.
 
Как это совмещалось – теперь уже не понять, но совмещалось с душевным подъёмом, бесстрашием, верой в «ещё немного, ещё чуть-чуть…», с огромным успехом юмористов, рождающимися каждый день новыми политическими партиями, массовыми концертами под открытым небом и на стадионах, со стартом издательского, длящегося доныне, бума, с огромными тиражами прессы, с самыми поразительными затеями и начинаниями, на какие только способен раскрепощённый ум. А начиная с 1991 года на каждом втором столбе уже висело объявление: «Обучаю работе на компьютере».
 
После всего, что произошло в «союзе нерушимом» в период 1985–1991 годов, СССР к моменту подписания беловежских документов уже де-факто не существовал и воскрешению не поддавался – о выходе из него к декабрю 1991 года объявили все республики, кроме Казахстана. Но де-юре он ещё был жив, оставаясь субъектом международного права и тысяч договоров, существовали вопросы правопреемства, переподчинения войск, совместного имущества, золотовалютных резервов, банковской системы, денежной эмиссии, международных долгов и обязательств, единой энергосистемы и многого, многого другого. А также «ядерного чемоданчика». С каждым днём росла опасность конфликта лояльностей, конфликта присяг, силового захвата не поделенных объектов. На территории СССР уже пылало несколько зон военных действий – в Карабахе и вокруг, в Таджикистане, Молдавии, Абхазии, Южной Осетии, вот-вот мог вспыхнуть Крым.
 
Упрощая, можно сказать: СССР уже не был жив, но его правопреемники не могли начать жить. Промедление становилось невыносимым, это начали понимать даже люди, не мыслящие юридическими категориями. Так родилась идея Беловежского соглашения. Гордиев узел был разрублен. Беловежское соглашение, строго говоря, не ликвидировало СССР. Оно ничего не «объявило», а только «констатировало», но все увидели выход. Юридическая ликвидация СССР произошла 18 дней спустя в Алма-Ате.
 
Сохранив внутри СССР квазигосударственные границы, Ленин сделал будущий распад страны вопросом времени.
 
Надо разделять смерть коммунистического проекта и смерть СССР. Коммунистический проект умер потому, что держался на иллюзии – одной из самых великих иллюзий (по числу поддавшихся ей умов) в истории человечества. Крах этой иллюзии наступил чрезвычайно быстро, но она ещё очень долго держалась на двоемыслии и страхе. Тому и другому рано или поздно приходит конец, и он пришёл. Эксперимент закончился.
 
СССР же, как геополитический наследник Российской империи не был бы обречён, не заложи Ленин в основу его устройства механизм самораспада («атомную бомбу», как выразился наш президент). Сохранив внутри СССР квазигосударственные границы, Ленин сделал будущий распад страны вопросом времени. При подготовке союзного договора 1922 года тогдашний председатель Совнаркома Украины Христиан Раковский (родом болгарин, сын помещика, первоначально румынский подданный) сумел склонить Ленина к принятию такой модели Союза, куда РСФСР вошёл бы «вместе и наравне» с прочими республиками. Точка зрения генсека ЦК ВКП(б) Сталина и секретаря ЦК КП(б) Украины Мануильского, что все государственные образования, возникшие на территории Российской империи, должны стать максимум автономиями РСФСР, была отвергнута.
 
Кое-кто продолжает нам рассказывать, что СССР обрушили внешние силы с помощью внедрённой американским ЦРУ агентуры, не объясняя при этом, почему народные массы не встали живым кольцом на защиту обкомов и горкомов, куда подевались в критические месяцы 18 миллионов коммунистов СССР.
 
И сегодня ещё полно людей, верящих, что СССР рухнул потому, что надорвался на афганской авантюре, проиграл холодную войну, не выдержал падения мировых цен на нефть (это особенно смешно), не выдержал гонку вооружений, испугался «звёздных войн». И так далее. Чего он действительно не выдержал, так это отмену цензуры. Она означала конец двоемыслия. Скажем прямо: СССР умер от свободы слова. Как говорят математики, это было необходимое и достаточное условие. 
 
Остановить процесс в декабре 1991 года не удалось бы ни политикам, ни генералам. Разумеется, распад СССР стал тектоническим потрясением для всего сложившегося к тому времени мироустройства, «крупнейшей геополитической катастрофой века». Её афтершоки продолжают сотрясать целые страны, что мы наблюдаем сегодня на примере Украины, Азербайджана, Армении, Грузии, Молдавии. И на личном уровне это была драма миллионов людей (включая автора этих строк), а для многих и трагедия. 
 
Но и это ещё не всё, и даже не главное. Сама экономика подсказывала: тащить всё тяжелеющий воз «союзных республик» и дальше в ХХI век для России означало просто надорваться. До сих пор почему-то мало кто отдаёт себе отчёт, какой исторической удачей было отцепить этот неподъёмный прицеп. «СССР» был контрактом, вопиюще невыгодным прежде всего России. Ещё в 1921 году Х съезд РКП(б) утвердил политику развития национальных окраин, «подтягивания» их показателей до уровня центральных русских регионов и за счёт этих регионов. Данная политика семь десятилетий неуклонно проводилась в жизнь. На протяжении первых примерно 40 лет в «подтягивании» была своя логика (в разной мере по отношению к разным регионам), в последние же 30 её не было уже почти нигде. Благодаря этому «подтягиванию» коренная Россия стала пустеть и зарастать бурьяном. И, что особенно трогательно, некоторые малые народы стали видеть в этом слабость России.
 
Справедливость и здравый смысл требуют, чтобы у нас были наилучшие отношения со всеми бывшими «республиками» без исключения – хотя бы в память о времени, проведённом под общей государственной крышей, об общих жертвах военного времени, о миллионах спасшихся благодаря тому, что было куда эвакуироваться, а до того – спасшихся в голодные годы, когда, к примеру, изрядная часть Поволжья устремилась в Ташкент – город хлебный и в другие подобные края. В память о местах, куда ездили отдыхать, где проходили армейскую службу, оставили девушек и друзей. Уж не говоря о тех, кто там родился, оставил одноклассников, родственников, дорогие могилы. Особые отношения необходимы (и они установятся!) даже просто с учётом высокой степени нашего взаимного сращивания. 
 

Страница 4 из 25

«ПерваяПредыдущая12345678910СледующаяПоследняя»

Помощь проекту